Каталог статей
Меню сайта

Форма входа
Логин:
Пароль:

Категории раздела
Фанфикшен [17]
рейтинговый фикшен. Слэш [1]
Внимание! Эта категория запрещает к просмотру несовершеннолетними

Поиск

Мини-чат
200

 


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 25.07.2017, 07:52

Главная » Статьи » Фанфикшен » Фанфикшен

Сезон дождей

 

Сезон дождей.

 

- Я встретил ее... Ты же знаешь, что я не очень-то люблю долго и без толку сидеть на базе.

- Да, и не только я это заметил. Проул уже пожаловался на тебя.

- Правда?

- Угу.

- Хм. Значит ты в курсе, что я обычно просто стою где-нибудь у клуба или музыкального бара, и просто слушаю музыку. Однажды меня особенно все достало, и я отправился черт знает куда, через пустыню, выехал на дорогу и услышал ее.

- Ее? Как ты мог ее услышать, не сбавляя скорости и мчась по трассе?

- Такое нельзя не услышать. Ее зовут Шелли, она пела свою песню, от которой мне стало как-то… внутри что-то кольнуло. Понимаешь?

- Ты давно не появлялся на моем техосмотре, вот и кольнуло.

- Ты бесчувственная балка, Рэтчет. Ты никогда не поймешь музыку, и не научишься воспринимать её всей Искрой.

- Угу...

- Ай, тьфу на тебя.

 

 

«Тогда я не придал этому разговору никакого значения. Каждый из нас с лёгкостью заводил друзей среди людей, и если вспомнить истории с Ветрорезом и Спасателем, то я ничуть не удивился что и старина Джазз заразился этим странным вирусом любви к девушке с Земли. Мне было смешно не с самого факта, что он был, так сказать, влюблён, а того, что все эти кибертронцы всегда старались найти благодарного слушателя в моём лице. Видно авторитет медика – это ещё один повод начать лечиться от мании величия. Я даже не сразу понял, что за всем этим может стоять. Он попросил у меня несколько приборов для перекалибровки оптики, пару каких-то самых незначительных инструментов. Потом начались его затворнические эксперименты, о которых он никогда не распространялся ни мне, ни Гонщику, ни даже Прайму. Я стал беспокоиться. Джазз, который всех нас подбадривал, веселил, и частенько разыгрывал разные шутки вместе с братьями ламборджини, исчез ровно на месяц. Он переставал заправляться до нужной ему нормы, рассеяно реагировал на замечания о том, что скоро наступит его дежурство за Телетроном. Я решил вмешаться. Когда он снова скрылся после очередной заварушки с десептиконами, я уже начал подозревать его в самом страшном – предательстве. О, как же я сомневался! Как я был слеп! Прямо как этот дождь… Ворвавшись в его личный отсек я, словно стервятник, стал искать доказательства своему безумному предположению. И когда я понял, в чём дело мне стало страшно. Я сам дал ему аппаратуру! Сам внушил губительную надежду на успех… Я виноват.»

 

 

 

Рэтчет летел по скоростному шоссе размытому дождем. Крупные капли разбивались мокрым салютом на лобовом стекле, и дворники еле успевали перераспределять обильные потоки воды. Видимость дороги была минимальной, хорошо что есть внешние сенсоры позволяющие ориентироваться в пространстве даже вслепую.

Он боялся не успеть.

Чувство вины охватило процессор целиком. Тяжело быть врачом, тяжело давать кому-то надежду. В этот раз он не должен был даже заикаться о возможности помочь. Но нужно было еще знать Джазза.

«Что же ты... Дурак! Я же сказал, что вероятно, но не возможно».

Дождь глухой стеной застилал горизонт. Серое марево стояло над городом, казалось, на мегаполис спустился громадный водяной спрут, он жадно заглатывал высотки и не гнушался запустить свои мокрые щупальца на здания поменьше – сезон дождей как в тропиках. На истечении была вторая неделя, и погода продолжала свою неуёмную истерику, периодически взрываясь всё новыми капризами – разливами рек, затопленными канализациями и входами в метро.

«Только бы успеть!»

Белая карета скорой помощи мчалась через пелену дождя, несмотря на то, что многие машины на трассе ползли как черепахи. Это удивляло угрюмых водителей, и они глупо вытаращив глаза, только и успевали прокричать в след:

- Психопат!

Белый трансформер недовольно ворчал на такие реплики, но его голос заглушала собственная сирена, которая отчасти помогала быстрее проехать по более оживлённым участкам дороги. В мыслях Рэтчет пытался понять, почему товарищ, несмотря на все предупреждения, не послушал его совета.

Джазз всегда казался веселым парнем, на которого всегда можно было положиться. Он часто улыбался, очень любил музыку и даже пробовал изучать земные виды современных танцев. Рэтчет искренне удивился, когда диверсант самостоятельно переделал один из своих модулей шестерни трансформации, чтобы, переходя в режим машины, совершать необыкновенный финт из брейк-данса. Джазз больше всех интересовался земной культурой, и на первых порах ему влетало за то, что он добрую часть времени тратил не на улучшение и ремонт Арка, а на поездки по разным населенным пунктам.

«Таков уж он. Упрямый, и порой без башни».

Дождь немного утих, Рэтчет добрался до города достаточно быстро, но, как и следовало по всем законам подлости, на пути виднелась гигантская пробка.

­­- Квант! Только не сейчас!

АвтоботРэтчет съехал на обочину, пытаясь хоть как-то протиснуться между машинами.

- Трансформируюсь! Бесполезно. Благо, что люди о нас знают,– произнёс он раздражённо вслух.

Медик стал аккуратно передвигаться между рядов, постоянно бормоча:

- Извините, простите... Осторожно.

Добравшись до причины затора, он раздраженно сверкнул оптикой и прошипел под носовой конус какое-то старокибертронское ругательство. Пострадало три человека, двое из них отделались легкими ранениями, а одному, видно, не посчастливилось – тяжелая черепномозговая травма. Четыре машины загромоздили проезд, их-то надо было еще как-то убрать с дороги…

- Мне везет сегодня, - буркнул автобот, оказывая первую помощь раненым. Он понимал, что торопиться тут нельзя, нужно действовать аккуратно. Люди неспешно помогли пострадавшим разместиться внутри «скорой». Рэтчет нервничал, но потом понял, что его мысли совершенно утратили свою логичность по отношению к тем, кто нуждался в его помощи здесь и сейчас.

 «Джазз, из-за тебя я почти выжил из ума! Никогда бы не подумал, что разозлюсь на тех, кого в первую очередь должен спасти…».

 Белая карета скорой помощи с автоботскими знаками по бокам резво двинулась с места, оглашая улицы воем серен. Машины расступались, образуя экстренный коридор для медика, поэтому добраться до больницы удалось почти за двадцать пять минут.  Автобот осторожно передал пострадавших в руки врачей госпиталя и поспешил удалиться, маневрируя в узком пространстве площадки заднего двора для разворота.

- Спасибо Вам, - сказал молодой хирург. Этот парень видимо был восхищен техническим нутром Рэтчета, он с любопытством рассматривал через стекло мерцание неизвестных приборов.

- Не за что, - буркнул Рэтчет и поспешил уехать.

- Подождите!

- Что-то ещё? – ответила скорая помощь.

- Один из наших старших хирургов сейчас проводит операцию по разработкам вашего друга. Это будет самая поразительная совместная операция в истории человечества. Хотите посмотреть?

«А я еще жаловался на свое невезение! Бывают же совпадения! При ином раскладе мне бы пришлось объездить больниц пять».

- Хорошо. Я с удовольствием...

- Отлично! – перебил его восторженный хирург. – Я проведу вас через западное крыло.

Рэтчет помигал фарами в знак согласия и отъехал подальше от стоявших машин, чтобы не задеть их при трансформации.

 

 

- Почему ты меня не послушал, Джазз? Я же говорил тебе, что это не выход, - разговор начался сразу без лишних приветствий, Рэтчет злился на упрямого и беспечного, по его мнению, друга. Переубедить Джазза было сложнее, чем он думал, ведь прочитав в его отсеке журнал испытаний, медик понял, что тот совершенно не желает думать о возможном провале. .

- Тебе не понять, - коротко ответил автобот. Его визор сверкнул бликами люминисцентных ламп как-то зло и холодно. Решимость застыла на его плотно сжатых губах, он не хотел поддаваться на уговоры, он просто хотел действовать.

- Не понять? – Рэтчет схватил его за плечо. – Чего не понять? Возможно для Шелли эта операция – последняя надежда. Но кто тебе давал право заверять человека такой надеждой? Ты помнишь, что случилось со Спайком, когда мы вмешались? Ему просто повезло, что его сознание не пострадало при пересадке. Забудь о том, что мы можем. Хоть наша война и коснулась Земли, но мы не имеем права вмешиваться в их развитие.

Рэтчет говорил горячо, пытаясь вложить в свои слова весь горький смысл столкновения двух слишком разных цивилизаций.

- Да что ты об этом знаешь? – сбросил с плеча манипулятор товарища Джазз. Бессилие и злоба взвились в порыве, с которым он говорил.

– Если бы тот врач, который работал надо мной, старался бы использовать любую возможность мне помочь, то этого бы не случилось.

Автобот впервые за всю историю совместных сражений снял визор. Это жест был настолько резким и неожиданным что Рэтчет немного отшатнулся. Он растерянно стоял и смотрел на мёртвые оптические линзы друга, и не знал, что сказать. Всегда весёлое лицо друга с приятными чертами и лёгко подёрнутыми в улыбке приподнятыми уголками губ вдруг стало старым и измученным, болезненным и пустым.

- Теперь ты понимаешь, почему я это делаю?

- Джазз, старик, - тихо пробормотал медик, с силой пропуская атмосферу через воздухозаборники. Он не думал, что причина скрытности Джаза могла сидеть так глубоко.

– Почему же ты никому не сказал?

- А думаешь, это приятно, каждый раз ощущать на себе сочувствующие взгляды? Я слеп, но вижу дальше, чем многие зрячие. Я долго улучшал систему аудиолокации, пока звук не стал для меня объемным. Сверхчувствительность звуковых сенсоров помогает мне «видеть» предметы, когда звук от них отражается. Именно по этой причине я не появляюсь на твоих осмотрах и предпочитаю чинить себя самостоятельно. Я воин, слепой воин, но гордость не позволяет мне обращаться за помощью, иначе для всех я стану беспомощным калекой.

- Джазз, я...

- Прошу тебя, Рэтчет, поверь мне! Я сотни раз проверял результаты. Шелли сможет видеть. Я верю в это всей Искрой!

- Что ж, - грустно вздохнул белый трансформер. – Будь по-твоему. Я надеюсь, что ты прав и у тебя все получится. Шанс один из миллиарда. Что если…

- Мне не нужно «если». Я верю в успех, пусть он даже будет один на триллион, - немного помолчав, диверсант добавил. - Ты останешься? Операция скоро закончится.

- Если ты этого хочешь, друг...

Джазз качнул шлемом и надел визор.

- Пошли.

Они вышли на улицу и, трансформировавшись, заняли место на стоянке. Джазз долго молчал, но когда снова по лобовому стеклу пробежали крупные капли дождя, он передал по внутреннему каналу связи: «Если б ты слышал, как она поет. Ее голос так прекрасен, что мне вспоминаются былые времена, когда я мог еще видеть. А теперь... Этот дождь. Он – мои глаза. Каждая капля издает звук и...»

«Что ты будешь делать, если все получится?»

Джазз не ответил. Из его кабины звучала тихая и приятная музыка. Рэтчет слушал эту музыку, и его охватила тоска по дому.

 

 

Они ждали всю ночь. Дождь прекратился только к утру. Врач открыл двери и помог Шелли выйти на крыльцо.

- Это она.

Джазз терпеливо ждал.

- Так, Шелли, сейчас я сниму повязку, - бодрым голосом сказал доктор.

- А Джазз здесь? – забеспокоилась девушка. – Я хотела бы самым первым увидеть его.

- Иди, малыш, - мягко сказал Рэтчет, чуть моргая фарами.

- Думаю, сейчас твоя поддержка будет как никогда кстати.

Джазз трансформировался и, стараясь не грохотать броней, пошел на встречу к Шелли. Внезапно он остановился и повернул голову к Рэтчету:

- Спасибо, друг. Один на триллион говоришь?

- Иди уже, - со смехом в интонации ответил тот.

 

Диверсант подошел к девушке и, чтобы быть с ней на одном уровне, склонился на одно колено.

- Я здесь, Шелли.

- О! Ты пришел! Я так рада! – она хотела обнять его, но автобот ее вовремя остановил.

- Подожди. Я... я только хотел сказать, что как только тебе снимут бинты, ты увидишь... Ну я... я не такой как остальные... я...

- Эй, даже если у тебя будут глаза разного цвета или нос набекрень, я все равно хочу тебя видеть, Джазз. Для меня это важно.

- Шелли, я...

- Перестань. Да, я по голосу слышу, что ты меня старше, не намного, но старше. Ты очень высокий, наверное, баскетболист или военный. Да! Точно! – щебетала девчушка. Тот, кто лишен способности видеть может положиться только на свою фантазию.

- Давайте снимем бинты, - нетерпеливо прервал их разговор врач. Ему было весьма важно убедиться в том, что иноземная технология могла бы стать панацеей от многих заболеваний. Он, как и любой пытливый научный ум, ждал результата. Краткость срока проведения такой сложной процедуры его восхищала, и он с маниакальной решимостью неисправимого романтика хватался за мысль о том, что в скором времени человечество научиться побеждать даже саму смерть. Бинты сняли, на глазах девушки остались только ватные тампоны.

- Ты готова, Шелли? – спросил врач.

Джазз тихо стоял на одном колене, с тревогой ожидая результата.

- Да, - немного неуверенно ответила девушка.

И вот последняя преграда для глаз упала. Шелли широко улыбнулась, и, сделала несколько шагов в сторону вырвавшегося из груди Джазза вздоха. Ее маленькие теплые пальчики коснулись манипулятора автобота, он вздрогнул.

- Ух ты, а ты действительно не такой как все.

- Шелли, я... Я робот... вернее роботизированный организм с планеты Кибертрон.

- Ого. Про вас часто в новостях говорили. Можешь поближе наклонить голову?

- Да, конечно, - тихо прошептал Джазз.

Он склонился так, что его линзы находились совсем близко к Шелли. Девушка подняла руки и аккуратно провела ладонями по его лицевой пластине. Нежно и осторожно она коснулась губ автобота.

- У тебя очень изящные черты, Джазз, - Шелли поцеловала диверсанта в щеку. Он смутился, но что-то насторожило его в той нежности, с которой девушка проводила по его слегка нагревшимся щекам.

- Шелли, пожалуйста, скажи мне, что все получилось.

- Спасибо тебе, Джазз. Спасибо за все. Но...

Этого он и боялся. Значит, не подействовало? И все зря?

- Видимо на Небесах решили, что мне не обязательно видеть, чтобы понять, как ты дорог мне.

- Шелли... о... Шелли, - покачал шлемом автобот. Сквозь нижнюю резьбу его визора потекли теплые струи омывателя, он горестно выдохнул и аккуратно обнял девушку.

Небо плакало вместе с ним. Дождь снова зарябил по недавним лужам, и теперь каждая капля рассказывала диверсанту о том, что вокруг печально подрагивала листва ближайших деревьев. Шелли обняла автобота за шею и запела:

Я верю, что однажды мы

Коснемся серебра луны.

И волны будут петь как птицы,

Воображая наши сны.

Мы из желаний, снов и грез

Созвездье создадим без звезд.

Но ярче них будет сиять

Наша любовь.

Категория: Фанфикшен | Добавил: Сигма (06.07.2009)
Просмотров: 418 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz