Каталог статей
Меню сайта

Форма входа
Логин:
Пароль:

Категории раздела
Фанфикшен [17]
рейтинговый фикшен. Слэш [1]
Внимание! Эта категория запрещает к просмотру несовершеннолетними

Поиск

Мини-чат
200

 


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 26.07.2017, 21:52

Главная » Статьи » Фанфикшен » Фанфикшен

Место для шага вперёд автор Jazz ) Black
Дневник диверсанта.

Место для шага вперёд.


- В таком случае вы знаете, как я должен поступить! Я офицер, а это говорит о многом.
- Джазз, старина, успокойся, они мальчишки. Всего лишь глупые мальчишки, наделенные силой.
- Ты не изменишь моего отношения к ним, Оптимус. Или ты будешь держать их подальше от меня или… Или мне придётся преподать им несколько уроков хороших манер.
- Я не смогу препятствовать вашим случайным встречам, лейтенант.
Оптимус Прайм тоже был на грани срыва. Но дипломатия в отношении других отрядов должна была сохраняться. Кому как ни главному знать об этом? Сантинел, Родимус, Истребитель… Их воины зачастую не могли поладить друг с другом просто потому что воевали на разных частях галактик, и ещё потому что каждый считал свою войну важнее и значимее для Кибертрона и свободы вселенной. Отряд Истребителя был готов к отлёту ещё пару циклов назад, но непредвиденные обстоятельства задержали их на Микло.
- Прайм, - почти с угрозой в голосе процедил я. – Я сказал своё слово. Они стравливают новобранцев между собой, они непристойно ведут себя…
- Они молоды и наивны, даже несмотря на свой боевой опыт. Прошу тебя Джазз, как друга прошу – не лезь в это дело. Дай им спокойно улететь.
Проул когда-то говорил мне, что моя любовь к истине, к правде, когда-нибудь меня сильно накажет. Точно так же как я хотел наказать сейчас этих двух несносных сорванцов. Весь лагерь только о них и говорил – Санстрикер и Сайдсвайп. В шутку их просто называли отряд СС. Близнецы вели себя нагло, по-хамски. Любимым развлечением у них была только драка и ничего больше. Я вообще никогда не видел, чтобы они занимались хоть чем-нибудь другим кроме драки. Они постоянно соревновались между собой, часто ссорили и спороли. Но в глазах всех новобранцев они выглядели героями и победителями…всегда. Я никогда не отличался высоким ростом или сильной и мощной конструкцией, я просто не находил в этом какой-либо необходимости. Скорость и ловкость – вот мои инструменты. После принятия трансформы мои медики сказали, что нет никого ритмичнее и синхронизированние меня, это означало, что я дольше всех привыкал к телу и работал по специализированной программе. После мне дали кличку Тень. Я двигался бесшумно, плавно и изящно. За это мне тоже доставалось – часто меня просто путали с фемботами. Я обижался. Жутко обижался, пока не попал к Прайму. Дослужившись до лейтенанта и отказавшись от звания капитана небольшого отряда, я всегда был верен Оптимусу. Собственно и отказался-то только ради того, чтобы меня не перевели куда-нибудь… Я боялся расставаться с Праймом. Но сейчас дело пойдёт не об этом.
- Спокойно улететь? С какой стати?
Моему возмущению не было предела. Всё дело в том, что близнецам удалось подговорить и стравить между собой весь мой отряд новобранцев. Некоторые из них сильно пострадали, я, конечно же, получил словесный нагоняй от Рэтчета, и недовольство целого ряда офицеров. «Как вы допустили Джазз? Ваши воины вас совершенно не уважают Джазз, или вы для них не авторитет?». Я никогда не стремился быть героем в глазах своих воинов. Другом, советчиком – да. Но не героем, ради которого стоило рисковать жизнью, копировать движения, поведение и чуть ли не перестраивать половину своей личностной программы. Не дай Сигма! Я сам был таким… Был. И Прайм стал первым, кто просто посоветовал мне быть самим собой, не смотря ни на что. Близнецы же везде и всю красовались перед новичками, доводя их жажду приключений и героических подвигов во благо спасения вселенной до идиотизма, как в случае с этими драками. Я должен был защитить наивных подопечных от этих представлений о войне… Иначе в первом же бою они просто струсят, когда поймут что такое смерть…когда увидят что порой не спасают ни броня ни тройной трансформ.
Я решительным шагом направился в лагерь Истребителя. Корпус их части был совершенно пуст и свободен. Истребитель зачастую посылал своих солдат на восстановление мирных объектов или просто разрешал им покидать не на долго расположение части. Я не знал, что они покинули расположение части. И не успел я как следует по этому поводу расстроиться как тут же за моей спиной послышался короткий смешок.
- Я просто не понимаю, как среди офицеров можно разглядеть этот бриллиант, он же едва мне до груди дотягивается!
Я замер, чувствуя, как нарастает раздражение, как по всему корпусу пробегает импульс, от которого бросает в дрожь. Это не хорошо. Небольшая особенность моего корпуса и личности в целом – мне нельзя злиться, это приводит к страшным последствиям. Вы бы назвали такую реакцию – берсерк, я же - безумие. Подолгу приходилось медитировать, и избавляться от этого опасного состояния, но моё самообладание уже пошатнулось...
- Вы что-то сказали сержант Сайдсвайп? – строго переспросил я обернувшись.
- Мы не на плацу чтобы бросаться военными терминами Джаззи-детка, - во всю ухмылялся Сайдсвайп. Рядом с ним оперевшись на плечо брата стоял Санстрикер.
Раздражение нарастало, и меня просто понесло, я подошёл к близнецам вплотную, и погрозил перед их носовыми конусами пальцем:
- Если вы ещё раз задумаете толкнуть кого-то из моих бойцов на подвиги, я лично займусь вашим поведением.
- Ой-ой-ой! Братец он тебе никого не напоминает?
- Хммм… Дай подумать. Оу! Да! Конечно! Малютку Проула! Отвали зануда, - небрежно и с вызовом отозвался красный брат.
- Или может решим всё здесь и сейчас? – оптика Санстрикера недобро сверкнула.
И я позорно повёлся.
- Хорошо! Раз вам так того хочется, - уже прошипел я сквозь дентопластины, принимая боевую стойку. До активации берсерка оставалось пару мгновений. Откуда они могли знать об этой моей особенности? Если знали, то зачем тогда им это видеть, а уж тем более пробовать на себе?
- Лейтенант всегда пользовался популярностью среди офицеров, - иронично хмыкнул Сайдсвайп.
- Может всё потому что он фембот?
- Ну всё… - только и выдавил я из себя, вжимаясь в точку опоры всем корпусом.
- Отставить!
Близнецы обескуражено замерли, потом резко выпрямились и откозыряли в мою сторону. Я был на пределе, и не на шутку сейчас разозлился на появление Оптимуса.
- Какого шлака Прайм! – резко развернулся я, чуть не уткнувшись в командира носом. Он совершенно спокойно положил мне руки на плечи, так как это делал, когда мне было сложно преодолеть порог. Наверное, со стороны это выглядело, как будто он меня немного обнимает, я даже спиной чувствовал недобрые ухмылки близнецов в подтверждении их глупой теории.
- Нам пора, Джазз. – тихо сказал мне командир. Я крепко стиснул кулак и пошёл вперёд, не оборачиваясь на своих обидчиков.
- Сержанты Сансрикер и Сайдсвайп, вас вызывает Истребитель. Сегодня нам вместе предстоит…
Я как можно быстрее покинул то место, где был готов спустить себя как цепного пса. И на кого? На штурмовиков, о силовых характеристиках, которых я и понятия не имел! Неужели меня стало так легко вывести из себя?
Наш отряд обычно высаживался самым последним, если дело касалось крупных стычек, тут всё решалось не тем, сколько нас, а тем, как мы умеем сражаться. У Истребителя была собрана ударная группа, а у Прайма, как выразил некогда Проул «мыслящие и логичные». На нас ложилась обязанность скреплять те звенья, которые растягивались по периметру, пробиваться в те области, где было особенно жарко – там всегда нужны были как разведчики, так и диверсанты, все остальные работали в лобовую.

Как странно, что даже у нас во всём альянсе автоботов, всё розниться и делиться на непонятные части, словно мы не на одном конвейере собраны. Разные стартовые площадки, разные корпуса, разные убеждения… Если Оптимуса я считал идеалистом и мечтателем, то Истребитель при всей своей силе и мощи был больше похож на легковерного спарклинга. Нет. Я бы не хотел сказать что он с тактическим курсом не в ладах, но наверное ему просто не повезло иметь рядом с собой такого профи как Проул. Я-то знаю, что даже Прайм порой поступает странно вопреки законам логики…
Высадка. Я даже и не предполагал, что нас заманят в кольцевую ловушку. Говоря «нас», я имею в виду тех, кто первым сейчас принимал бой – автоботов звена Истребителя. Ловушка заключалась не столько в коварстве по сбору всех вражеских воинов в определённо месте, чтобы массово их уничтожить, о нет. Мегатрон никогда не мыслил линейно. Скорее всего, в его задачу входило растянуть наши войска по периметру, чтобы было удобнее прикончить небольшие группки, и не прибегать к излишнему форсированию какого-либо из своих подразделений. Проул, пока мы летели, разложил ситуацию на несколько вариантов. Мы все пожали друг другу руки на удачу и высадились согласно плану. Нам было проще в том смысле, что мы уже поняли стратегию Мегатрона, и всё что нам оставалось – высадится и найти части сгруппированных войск, и встретится в определённом месте для контрнаступления.

Прошло всего пятнадцать астроминут, как я уже рыскал определённую мне тактиком группу. Прыгать и перемешаться как тень среди вспаханной взрывами почвы и раскуроченных жилых построек было не трудно. Я изящно прокрадывался всё дальше вглубь, минуя участки захваченные десептиконами – там я был не нужен, моя цель найти своих и провести их в зону общего сбора. Мне показалось, что где-то я проследил нечёткий сигнал. Кто-то был серьёзно ранен, и теперь его слабые волны растекались еле слышным шипением в эфире. Отвечать на частоту нельзя – заметят. Искать только вслепую как в игре «тепло-холодно». Я соскользнул с блиндажа руин, и ловко спрыгнул куда-то вниз под огромные куски разбитой конструкции. Над моей головой пролетели истребители. Велась зачистка уже захваченных территорий, добивали раненных. Я стиснул дентопластины и сжал кулаки.
«Сволочи!»
Тут я снова услышал эфирные колебания, но теперь уже совсем близко. Пройдя несколько метров вперёд, я увидел раненного и опалённого взрывами автобота. Я даже не сразу узнал его. Автобот увидел меня и слабо улыбнулся:
- Лейтенант…
Это слово вышло у него с каким-то сожалением, и извиняющейся интонацией, я даже не успел вспомнить то раздражение и злобу, которую вызывал у меня недавно он и его брат. Санстрикеру досталось на славу – внутренности проглядывали наружу, искры плясали в месте разорванных соединений правого манипулятора, разорванные топливопроводы истекали энергоном. Я подошёл ближе и просканировал его состояние – печально. Он мог не дожить.
- Спокойно Санни, я вытащу тебя отсюда, - бодро заверил я штурмовика, хотя сам слабо представлял, как потащу его на себе. Что меня ещё больше поразило, так это то, что я назвал его «Санни», точно так же как его называли мои новобранцы, когда пересказывали подвиги близнецов. Второго брата нигде не было видно, и меня стали одолевать не очень добрые мысли. Выступали близнецы всегда в паре, и если один из них атаковал, то второй его прикрывал. Как щит и меч.
- Где брат? – еле проговаривал слова жёлтый, пытаясь сфокусировать на мне оптику. Плохо. Очень плохо. Если он отключится прямо здесь, то мне помощи в поиске оставшихся в этом секторе штурмовиков ждать не к чему, потому как не от кого.
- Он побежал за помощью. Скоро нас заберут и мы вернёмся домой, - враньё, но так было нужно. Я судорожно стал вспоминать курс по полевой медицине, прикидывать, к чему прикасаться в первую очередь. Но повреждений было столько, что я никак не мог решиться на первый шаг. Всё же стоило изначально заняться топливопроводом, но где найти нужный для переливания энергон? Мой в любом случае не подойдёт, потому как у меня совершенно другой обмен, другая система впрыска и пропорции, вплоть до октанового числа всё значительно рознится.
- Санни, сейчас я переключу твои системы в энергосберегающий и начну переливание. Я не знаю на сколько мой энергон подойдёт под твои системы, но ты должен пообещать, что не сдашься, и будешь делать всё чтобы выжить.
Наверное, я уже решился на риск, подумав, что сам не сдамся. Да. Была вероятность отторжения, внутреннего взрува, но так же был ничтожный шанс на то что сберегающий режим поможет штурмовику дожить до того как нас отсюда эвакуируют. Я пережал несколько основных клапанов, оставил половину энергообеспечения на пассив – всё как учили на курсах.
- Джазз, я бы хотел…мфф…извиниться.
Вот тебе новости! Насколько я слышал, братья никогда не перед кем не извинялись – это было не в их стиле. Они всегда вели себя нагло и провоцировали многих на грубость. Но тут я увидел в Санстрикере ту сторону, которую они с братом нарочно скрывали, вот только я не понимаю по какой причине. Я не стал ничего говорить, только едва улыбнулся. Жёлтый автобот печально улыбнулся в ответ.
- Я ведь долго не протяну? Так?
Его мигающие от нехватки энергии линзы испытующе посмотрели на меня.
- Что за глупости ты говоришь?
Скорее всего, я ответил просто на автомате, мотивируя это тем, что Санстрикер просто должен говорить, что бы я знал, что он ещё жив. Но что-то внутри тронуло мою Искру. Я готовился к переливанию, и уже подумывал, как замыкать на себе его систему, как вдруг он грубо и сильно схватил меня за руку. Я недоуменно посмотрел на него.
- Не надо. Я шёл в штурмовики не для того, чтобы ко мне испытывали жалость. Мы с братом нарочно идём в первых рядах, чтобы погибнуть вместе. Это глупо? Да?
- Нет, - прошептал я. Это прозвучало как-то задушено и с испугом. Страшно когда кто-то умирает у тебя на руках.
- Джазз, найди брата. Очень… прошу. У меня не так много времени. Я хочу ему кое-что сказать…
Он был на пределе – срочно требовалось переливание. Я почему-то повиновался этой просьбе, словно от этого действительно зависело само выживание. Забыв половину курса, о том, что перед отключением раненные по большей части бредят и их не стоит слушать, я метнулся в сторону разбитых ангаров. И пока я бежал, я анализировал ситуацию, и вдруг до меня дошли слова Санстрикера.
«…я в штурмовики шёл не для того, чтобы ко мне испытывали жалость…»
- Квант! – Резко замер я. Он просто не хотел, чтобы я видел как он умирает! Он не хотел, чтобы я брал на себя ответственность за его смерть. Всё представление о близнецах, и о их мире тут же перевернулось в моём процессоре. Я сначала хотел бежать назад, но тут впереди стали доноситься звуки яростной борьбы. Рукопашное сражение достаточно редкое зрелище. Я скользнул тенью напрямик, и увидел, как Сайдсвайп месит кулаками противника в два раза превышающего его по силе. Положение красного брата стало отчаянным, когда враг придавил его всем весом к стенке, норовил расплющить о бетон. Я кошкой прыгнул на спину десептикону и, подтянувшись на руках, оказался у него на шее. Враг тут же потерял к Сайдсвайпу всякий интерес, когда почувствовал, как моя рука скользнула к шейной проводке. Моя любимая фишка – на указательном пальце крепится небольшой пластид, который я закрепляю между шейным сервоприводом и несущей магистралью. Сайдсвайп рухнул на пол, и, поняв, что я собрался сделать, с перекатом ушёл в сторону.
- Сюрприз! – крикнул красный, дав десептикону хороший пинок под зад. Пластид взорвался, и от сорванной с основания головы повалил столб едкого дыма.
- Неплохо для фемботоподобного, - нагло фыркнул Сайд, еле вставая на ноги. Я ничего не ответил, для меня подобные акробатические этюды были вполне естественны, да и на «фемботоподобного» я не обиделся, скорее, зачислил это выражение в данной ситуации к разряду плохо выраженных комплиментов. Теперь я как будто проникся миром, в котором существовали эти двое, словно я подсмотрел их маленькую тайну, и теперь заметив в блуждающем в поисках брата взгляде тревогу, сказал:
- Твой брат умирает – нужно поторопиться.
Прозвучало достаточно резко, жестко, но так я пресёк ненужную панику и пререкания с его стороны. Сайдсвайп тут же изменился в лице, он мгновенно превратился в младшего брата, у которого от страха потерять самого близкое и дорогое задрожали губы. Он, еле сдерживая омыватель, подлетел ко мне, схватил за плечи и начал гневно трясти.
- Где он?!! Где он?!!
Я понял что только сейчас автобот настроился на тонкую ниточку связи со своим близнецом после достаточно продолжительной битвы, и скорее всего, его уже обдало леденящим холодом или чем-то похожим. Он сильно сдавил мои плечи, и мне было в пору вскрикнуть, но я не мог себе этого позволить. Потому что был старше званием, опытнее, потому что сам терял близких и дорогих мне товарищей. С близнецами, наверное, всё было гораздо страшнее, кто-то мне рассказывал, что когда умирает один из них, второй умирает на половину. Я знал, что это нужно как-то прекратить, и внезапно раздался хлёсткий удар. Пощёчина была достаточно сильной, увесистой, так что я даже в гневной оптике прочёл лёгкое удивление. Да. Фемботы не так чувствительно бьют.
- Возьми себя в манипуляторы и двигай за мной, - жёстко отчеканил я, вывернувшись из захвата сильных рук.
Он прикусил губу, с которой тонкой струйкой потёк энергон, и молча поплёлся по взорванным барханам некогда вполне приличной дороги.
Когда из-за руин показался корпус Санстрикера, Сайдсвайп с криком полным боли бросился к брату:
- Санни! Санни!
Я подбежал вместе с ним, и мне стало жутко. Жёлтый автобот уже не двигался, его линзы потухли, лицо исказила гримаса боли, скорее всего, ему было ужасно больно. Младший брат обнял обездвиженное тело, и по опаленному корпусу и местам вспузырившейся краски потекли розоватые разводы омывателя. Сайд сдавленно хрипел и, сотрясаясь всем телом тихо плакал, прижал голову брата к своей груди. Я слышал как с его губ срывались бессвязные причитания.
- Так не могло случиться… Мы обещали уйти вместе…
Сейчас передо мной стоял не нахальный и наглый штурмовик, а такой же как и все трансформер, который ненавидел войну всей своей Искрой. Теперь уже половиной Искры… Только теперь я понял почему они всегда вели себя так. Потому что боялись, что однажды кто-то из них уйдёт внезапно и непоправимо, потому, что идя в первых рядах они были готовы умереть в любую астросекунду. Я думал, что только мне уготована эта необратимая судьба «вспышки», теперь я воочию видел, что мы не просто похожи – мы все одинаковы. Нутро сжалось, я не хотел сдаваться. Не хотел.
- Отойди! – я грубо спихнул красного с брата, даже не поняв откуда у меня на это хватило силы. Сайд обиженно посмотрел в мой визор.
- Возможно что мы ещё успеем его спасти. Нужно перекачать энергон – подготовься замкнуть свои системы.
Я никогда не проводил подобные операции, только в теории. Но действовать иначе я уже не имел права, потому, что только что дал этому трансформеру надежду, шанс, веру в то что брата ещё можно спасти. Красный охотно подчинился.
- Я готов.
Я продумал, как можно будет сделать переливания. Все входы были сожжены, пластины расплавлены, и если бы я принялся их отдирать, то это бы привело к непоправимому. Если ещё не привело.
- Сайд, мне придётся перерезать несколько твоих топливопроводов, чтобы подсоединить их к Санстрикеру.
- Делай! – нетерпеливым, и почти повелительным тоном ответил штурмовик, раздирая на животе участок брони. Я тихонько потянулся к светящемуся розово-желтым тонкому шлангу.
- Быстрее! – давил на меня красный.
- Заткнись! Я не врач, и делаю это впервые! Будешь мешать тогда…
Я вовремя остановился, чтобы не сказать лишнего. Сайдсвайп был не так глуп, чтобы мысленно за меня закончить фразу «убьёшь этим своего брата». Я с шумом пропустил атмосферу через фильтры – впервые мне приходилось заменять на поле боя медика, больше всего я боялся всяких криков о том что больно и так далее. Но как только я сдёрнул мягкий шланг с его привычного места, Сайдсвайп даже не дёрнулся. Он только крепко стиснул ладонь брата, и тихо шептал:
- Сейчас, Санни-братишка, мы вытащим тебя и поедем домой. Обещаю, я даже не стану тебе больше обгонять на твоём нелюбимом повороте на главной улице…
У близнецов был странный мир, в который они старались никого не посвящать. Возможно я стал тем единственным автоботом, который присутствовал при их тайном общении, я видел их настоящими, и они не показались мне теперь слишком грубыми или воинственно настроенными. Просто мальчишки, которые, идя на смерть, играли в спокойную жизнь.
Наконец мне удалось подключить все топливопроводы, и теперь оставалось только ждать. Я мысленно просил только о том, чтобы на нас сейчас никто не нападал – Сайдсвайп не мог пошевелиться с места, пока системы его брата не осуществят первую прокачку энергии. Но война никогда не отличалась удачным стечением обстоятельств. Кто-то шёл по правую сторону от нас.
- Чтобы не случилось, заткнись и не вылезай отсюда, - грозно тыкнул я пальцем в Сайдсвайпа. Он только непонимающе мигнул оптикой. Я скрылся за глыбами бетона, и тихо выжидал противника подпуска его ближе. Риск. Но мне было важно чтобы первый из, как оказалось, двоих десептиконов, выступил в узком проходе вперёд. Так произошло. Один из воинов фиолетового знака оторвался от своего напарника, и, проходя мима меня, замедлил шаг. Скорее всего, он определил, где находятся братья. Я кинулся на противника сразу, обрушившись на него всем телом. В моей руке мелькнула звуковая пушка, но меня подмяли под себя, и несколько раз ударили по челюсти. На мгновение я потерял ориентацию, только после небольшой встряски шлемом, я понял, что десептикон выбросил меня на узкий пятачок пространства, где сидел испуганный Сайдсвайп.
- Всё … в порядке, - сконцентрировано выдавил я. – Это только разминка.
Нельзя было позволить врагу применить оружие. Я резко рванулся с места, и, описав перед носом десептикона сальто, незаметным движением успел легко дотронуться звуковым бластером его аудиодатчиков. Короткий пронзительный «пик» сжёг внутреннюю оболочку слуховых мембран, второй мой выпад прикончил врага на месте. Он рухнул с громким лязгом на землю и затих. Я с усилием дёрнул на себя свой гарпун, который остриём впился в центральный процессор на пробитом затылке врага.
- Джазз… - почти проскулил Сайд.
- Тихо! Там ещё один.
Я снова шагнул в темноту, и обмер от увиденного. Этот десептикон был в двое, если не в трое крупнее предыдущих. В узком пространстве он просто меня затопчет. Я повторил фишку с сальто, но меня сбила в полёте когтистая рука, и я кубарем прокатился по приподнятым плитам основы здания. Нужно было отвлечь этого урода на себя, иначе… Десептикон активировал наплечные ракеты, и мне пришлось отпрыгнуть хоть куда-то. Плечо обожгло горячим вздохом взрыва, меня слегка оглушило. Враг забавлялся видя мои попытки открыто противостоять ему. Я нащупал звуковой бластер, но меня схватил за горло, и подняли над землёй.
- Нехорошо! – только и сказал десептикон, погрозив пальцем. Его вторая рука трансформировалась в трезубец, и я понял, что меня хотят просто наколоти на него как какой-нибудь органический фрукт на шпажку. Вырваться не было сил, от пережатых шейный топливопроводов мгновенно повышалось давление, посыпались отчёты об ошибках. Я захрипел. Тут что-то громко ударилось в спину десептикона, и он громко закричал, моделируя в своём голосе тысячи оттенков боли. Сильный манипулятор разжался, и я упал на землю, отплёвываясь от затёкшего внутрь рта энергона.
- Всё в порядке Джазз?
- Да, Оптимус. В порядке… - только и успел сказать я, перед тем как рухнул без сознания. Видимо давление сделало своё чёрное дело.
Придя в себя в лазарете, я потихоньку осмотрел себя с ног до самых антенн. Ничего лишнего не приварили, и не отрезали - уже есть повод отметить такое событие. Медик по обыкновению возился с инструментами.
- И снова я здесь, - констатировал я свою нелёгкую диверсантскую жизнь. – Что на этот раз, Рэтч?
Медик быстро подошёл ко мне, и, скрестив манипуляторы на груди, строго сказал:
- Как тебе сказать, лейтенант? Сначала я подумывал запаять тебе вокодёр, который уже не раз мне нагло врал по поводу того, что «будет осторожнее в следующий раз». И это только цитата из той слёзно-пламенной речи, которая была всего три цикла назад.
- А можно просто узнать какого шлака меня отрубило от мира?
Рэтчет развёл руками и наигранно ответил:
- Действительно! С чего бы? Подумаешь, что первый противник вынес тебе центральную плату, а ты как всегда этого не заметил. Всего-то! Прайм сказал, что тебя чуть не лишили башни, перерезав половину шейных шлангов, и ты как всегда ноль внимания!
-Ай-ё! – вжался я в платформу, под напором нарастающего выговора военврача.
- Но я счёл бы своим долгом отметить, что при таком раскладе, ты всё равно молодец. Проделать такую удачную операцию, пользуясь только курсами полевой медицины. Браво коллега!
- Ничего особенного, - издевательски фыркнул я. – У меня просто богатый ремблочный опыт. Чаще меня здесь бывают только уборщики.
Медик рассмеялся, и помог мне встать с платформы.
- Так ты говоришь, удачной?
- Да.
- И где они?
- Близнецы? А квинт их знает! Смотались, как только пришли в себя. Я даже не успел их как следует продиагностировать.

Мы ещё немного потрепались с медиком о жизни, о боях. Я не стал ему рассказывать о том, что видел там, решив, что пусть мир близнецов будет тайной до тех пор, пока они сами не пожелают вести себя иначе. Вернувшись к Прайму, я положил отчёты на стол. Проул как всегда вычленил там несколько недостатков, но отчёты принял с первого раза.
- А где отряд Истребителя? – как бы между прочим спросил я. Проул недоуменно поднял на меня оптику.
- А почему ты интересуешься?
- Просто так, - пожал я плечами.
- Истребитель отбыл на Микло.
- Ну что ж, ясное дело, сначала на базу, потом снова на передовую.
- Тебе тут близнецы оставили какую-то записку. Будь острожен, зная их, я бы подумал, что она может рвануть прямо в руках.
Я осторожно принял небольшой датападик, на котором, по сути, ничего особого не было. Проул только немного отстранился от меня, наверное, действительно поверив в то, что эта штука могла рвануть. Я прочёл только одно слово «Обернись!». Как только я обернулся, передо мной словно чёртики из коробочки выскочили близнецы.
- Сюрприз!!!
Проул пошатнулся. Я шокировано уставился на ещё плохо отремонтированных братьев.
- Джаззи-детка, подбери челюсть, потому что ей придётся опуститься ещё ниже, - по-дружески похлопал меня по спине Сайдсвайп.
- С какой это стати? – очумело буркнул я.
- С такой! Мы подали прошение о переводе в ваш отряд, - радостно рассмеялся Санстрикер.
- Сигма! – прошептал тактик и бухнулся в кресло. – Только не это!!!
Категория: Фанфикшен | Добавил: Сигма (06.07.2009)
Просмотров: 354 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 2
2  
respect

1  
biggrin

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz